Давай в эту пятницу

April 9, 2017

Дрр, дергается в кармане телефона. ДРР-ДРР. Это уведомление с фейсбука — мне пишет знакомая, Вика. Мы оба считаем друг друга интересными, но общаемся совсем мало. Говорит, что пост про свинг-клуб интересный, и она даже мне немного завидует, что я так разнообразно отдыхаю. Думая, что это очередное нытье “А у тебя жизнь интерееееееснее”, и пребывая в полной уверенности, что она откажется, парирую: — А ты не завидуй, а в следующий раз пошли со мной. К моему удивлению, она соглашается. К моему удивлению, она говорит “давай в эту пятницу”. К моему удивлению, она не говорит “слушай, я не смогу” и в пятницу вечером мы встречаемся в метро.


Вика — разумная девушка. Она не хочет неоправданных ожиданий, и мы договариваемся, что она идет просто посмотреть, и что у нее есть право сказать “мне надоело/не нравится”, после чего мы оттуда уйдем. Да без проблем — мне гораздо интереснее сама Вика, чем весь остальной свинг-клуб вместе взятый, но как я могу позвать гулять девушку, с которой у нас даже разговор не клеится? А тут такой замечательный повод — совместный поход в свинг-клуб. Мм, я уже говорил, что мои понятия о замечательных поводах для свиданий несколько… отличаются от общепринятых?

Приходим мы в тот же самый клуб, но в гораздо более активный день. Замечаем мы это уже с самого порога — вслед за нами врывается пара с воплями “подождите, не закрывайте, нас забыли!”. Как будто сейчас двери закроются и свинг-клуб в полном составе, вместе с круглосуточным магазинчиком в этом здании, снимется и откочует в битцевский лесопарк для того, чтобы устроить оргию в стиле бельтейна. Вперемешку с жертвоприношениями и танцами рядом с костром, ага. Вопреки моим мечтам, после закрытия дверей клуб остаётся на месте, процесс повторяется, охранник, спрашивающий, понимаем ли куда мы пришли, мы, понимающие, куда пришли, проверка даты рождения, условный стук в дверь, и мы внутри. Несмотря на то, что после открытия клуба прошло всего около получаса, там явно наблюдается оживление — к кассе стоит целая очередь из двух человек, кто-то сдает одежду в гардероб, кто-то разглядывает витрину с набором смазок. Зачем рядом со смазками продаются украшения из разряда “все по 500 рублей”, не очень понятно.

Тетечка-хостес проводит обязательный ритуал обнимания каждого вошедшего — как будто это любимый племянник, который приехал к тете на лето. Причем нам достались просто обнимашки, а вот другим парам, которые явно завсегдатаи клуба — поцелуи в щечку и восторги внешним видом. Правда, хостес не преминула восхитится и облапать мою сережку в виде самореза в ухе. Спрашивает, не познакомить ли девушку с клубом, раз она пришла в первый раз. Нет, спасибо, я не собираюсь лишаться удовольствия провести экскурсию сам. Нам указывают на раздевалку, выдают простынки и тапки(тапки 80 рублей, оплата наручным браслетом) и обращаются к следующему гостю.

Вика — активная девушка. Но стеснительная. Поэтому, снимая куртку, я слышу “Иди сюда. Сядь рядом. Обними. Я стесняюсь, и хочу успокоиться”. Беру за руку и мимо почти обнаженной девушки, натягивающей чулки, мимо парня в одних носках, выясняющего деловые вопросы по телефону, мимо мужика с членом наперевес, выходящего из душа, увожу в комнатку со шторкой, где можно переодеться без чужих взглядов и администраторов, проводящих экскурсии для новых клиентов. Успокаиваю, обнимаю. За шторкой полный гордости за клуб женский голос хостес вещает: — Вот тут у нас сауна, тут душ, тут туалет, эта комната в средневековом стиле, на стене салфетки и диспенсер с дезраствором, презервативы на тумбочке, идемте дальше, ниже этажом еще две комнаты и большая душевая, стриптиз наверху будет в два часа…

Морщась от непривычного ощущения между ягодицами, я впервые надеваю трусы-стринги, купленные в прошлый раз специально для таких случаев. Мечусь между ощущениями “какого хрена я стесняюсь, я в свинг-клубе, это ли не самое подходящее место для стрингов” и “неееет, стыдливо завернуться в простынку, вокруг люди, а у меня попа волосатая”, но все-таки выбираю первое. Успокаиваю себя тем, что всегда смогу завернуться обратно, если захочу.

Идём смотреть клуб. Уверенно веду Вику за собой, завожу в каждую комнату и тоном завсегдатая рассказываю, что и как. — Это комната в египетском стиле. Если не обращать внимание на большую железную дверь с надписью “запасной выход”, из-за которой тянет явно не египетским ветром пустынь, а вполне себе московским вечером в спальном районе, то можно и правда попытаться ощутить себя в Египте. — Это как будто большой бассейн, но на самом деле это странная душевая, с очень высокими стенками и всего одним душем. Вика тут же соображает: — А, это, наверное, для золотого дождя! Я понимаю, что она права, причем поняла это с первого взгляда, а я, несмотря на то, что ходил мимо этой конструкции десяток раз, до сих пор считал это гибридом бассейна и душевой. Мой уверенный тон завсегдатая куда-то испаряется, а она тем временем продолжает: — Ты вообще знаешь, как трудно пописать на человека, когда на тебя смотрит? Не успевая подумать, к место ли это, мозг вытаскивает картинку из памяти, и я сразу же парирую: — Знаю! Смотрим друг на друга секунду-другую, а затем синхронно краснеем. Экскурсия продолжается.

По очереди мы заходим в комнату для пар(наверху, с большими диванами, и зеркальными стенами, но с открытой форточкой, отчего там очень холодно), в комнату для стриптиза(очень милое светящееся граффити на стенах, изображающее ночной город) с пилоном(так называется шест, на котором девушки исполняют эээ.. разные акробатические номера), в комнату с гинекологическим креслом(морщусь и стараюсь не комментировать, а вот Вика, как она мне потом заявила, оказывается, заинтересовалась).

Раздевалка — одно из немногих ярко освещенных помещений в клубе. Остальное пространство освещено слабо: когда контуры тела видны, но родинку за ухом разглядеть уже трудно. В некоторых комнатах это самая настоящая темнота, едва-едва разбавляемая подсветкой. В одной из таких комнат, в полутьме, я замечаю характерные выпуклости девушки, обращенные ко мне. Комментирую Вике, что там похоже, кому-то делают минет. Вика смущается и предлагает посмотреть на эту комнату попозже.

Добираемся до основного зала, со столиками, баром и танцполом. Удачно заходим, на самом деле — там как раз происходит какая-то активность, парня из числа гостей посадили на стул, и три девушки дают ему пощупать по очереди грудь, попу и ногу. Он должен опознать, какой девушке какая часть тела принадлежит. Ведущий без устали комментирует процесс, отпуская шуточки. “Хороший тамада, и конкурсы интересные…” К сожалению, парень не угадывает, и билет на бесплатное посещение клуба(их обычно разыгрывают среди новичков, и если вы придете в день, когда народа мало, у вас есть большой шанс его получить) достается трем девушкам, которых он и пытался опознавать. Точнее, парень сам должен решить, какой девушке он должен его подарить. Парень в замешательстве — все три девушки красивые, со всеми тремя он явно не против, но в то же время он ясно понимает, что после того, как он выберет, к двум другим он может уже не приближаться. В попытках решить ситуацию он сначала спрашивает, нет ли ксерокса, чтобы этот билет скопировать, потом нет ли ручки(он что, решил написать на билете “Красивейшей” и понаблюдать драку?), потом принимает воистину соломоново решение — отдать той, что лучше станцует по мнению администрации. Ведущий подхватывает инициативу и приглашает всех на танцпол. Народ начинает гаситься под что-то ритмичное и мы удаляемся в более спокойное место.

Комнатки в основном заняты парочками, поэтому в качестве нейтрального варианта мы выбираем комнату с пилоном, где, конечно, тоже есть люди, но зато тут с ними не приходится тесниться на одной кровати. Там можно валяться на отдельном диванчике, обсуждать музыкальные вкусы и электронику, периодически восклицая “ой, смотри, а там минет делают. ой, а теперь сексом трахаются!”. Ой, Вань, смотри, какие клоуны.

Ближе к двум часам ночи в комнате начинает прибывать народ — валяться на диванах вокруг, общаться и заниматься сексом. Чем мне нравится эта тусовка, так это непринужденным отношением к сексу. Для них секс — это такой же вид активности, как разговор, застолье или выезд на природу. Лежат люди, общаются, знакомятся, рядом парочка занимается сексом. И абсолютно никого, включая эту парочку это не смущает! Люди, конечно, смотрят, но примерно как на человека, который во время дружеской пьянки говорит тост — со сдержанным интересом. В то же время, секс — это не ерунда, и “нет” значит “нет”. Это главное правило свинг-клуба. К чужому нежеланию относятся уважительно. Правда, если вы выражаете это нежелание не прямым “нет, я не хочу”, не удивляйтесь, что от вас не отстают. Свинг-клуб — отличное место для девушек, чтобы научиться вежливо, но настойчиво отказывать людям, которые вам не нравятся. Если не сможете, вас, в конце-концов, трахнут. Тоже вежливо, но настойчиво.

Несмотря на мнение некоторых людей “да там же народ впопалку и все со всеми”, массовых оргий я там не видел. Обычно все более прозаично — парочки или меняются партнерами, или объединяются по три человека. Групп по 4 человека я ни разу не наблюдал — видимо, там где три человека занимаются сексом, четвертому пристроится уже становится трудно(да-да, все мы смотрим порнуху, но реальная жизнь вносит свои коррективы). А 4 человека с большей вероятностью и удовольствием разобьются на парочки, нежели будут пытаться построить устойчивую конструкцию.

Второе по распространенности мнение — “да как можно даже сидеть на диванах, на которых не одна сотня людей сексом занималась??”. Простынки, которые выдают при входе, предназначены не только для того, чтобы в них заворачивались стеснительные люди. Главная цель — расстилать их на диваны, перед тем, как туда лечь. Так делают все, и вместе с тщательной уборкой и мытьем поверхностей это позволяет сохранить поверхности достаточно чистыми даже для довольно брезгливого меня.

Третий по частоте вопрос — а можно ли туда зайти просто так? Нет, на самом деле. Для посещения, если следовать правилам, надо записаться по телефону. Сонный женский голос в районе часа дня спрашивает имена и говорит ваш номерок. Этот номер вместе с именами надо назвать охраннику на входе. Вход для девушек — бесплатен, для мужчин — 10 000. Для пар — от 500 до 4000, в зависимости от дня и времени(чем раньше, тем дешевле). Когда я рассказываю это, обычно вижу у парней блеск в глазах: они сразу же думают, что можно обмануть систему, пригласить любую знакомую девушку просто зайти с ним в клуб, а потом уйти. К сожалению, такая хитрая схема приходит в голову не вам одним. Одно из правил клуба гласит: “Пара пришедшая в клуб вместе, покидает клуб тоже только вместе”.

Замечаю явно заинтересованные взгляды Вики на людей, бродящих вокруг. Спрашивает, нравится ли вот эта девушка. Удивляюсь. Я не ожидал, что она сегодня захочет хотя бы просто заниматься сексом, не говоря уж о том, чтобы это делать в количестве больше двух человек. — Ну да, не мечтаю. Но ты же не зря в свинг-клуб пришел, наверное хочешь? А как тебе вон та девушка? Тут я немного выпадаю в осадок. — М, Вик, ты считаешь, что я пригласил тебя сюда ради секса втроём? — Ну вообще да.

Черт. Меня, кажется, то ли переоценили, то ли наоборот, недооценили мою тактичность. Или я недооценил желание Вики сделать мне приятно. Объясняю, что секс — это прикольно, секс втроем это тоже прикольно, но во-первых, мне сейчас интереснее пообщаться с ней, а во-вторых, приносить в жертву ради моего желания комфорт человека, которого я сам пригласил и уговорил пойти, я не готов. Улыбается, прижимается, обнимает. По-дурацки улыбаюсь ей в волосы. Серьезно, вот как такое можно променять на простой секс с кем-то незнакомым?

Комната с пилоном тем временем наполняется, и мимо приходит девушка с голой грудью, в коротких джинсовых шортиках и с короткой стрижкой. О, говорю я, какая интересная девушка. У меня просто фетиш на короткие стрижки. Был когда-то. Сейчас он почти прошел, но мозг помнит, что короткая стрижка меня чем-то привлекает, поэтому я по-прежнему провожаю взглядом девушек, у которых длина волос меньше 20 сантиметров. Так вот. Возможно, девушка меня услышала. Возможно, услышал ее парень. Возможно, мы понравились им сами по себе. Но через некоторое время они встают и подсаживаются к нам. Девушка зовут Ира, а парня Сергей. Девушки остаются в центре, а мы с парнем — соответственно, по бокам. Мне достается улыбка короткостриженой девушки, а вот Вике везет меньше — Ира начинает ее поглаживать. Осторожно смотрю на Вику — все ок? Вроде да, улыбается, вырваться не пытается. Включаюсь в игру и начинаю гладить ее с другой стороны. Так и сидим на диванчике, наблюдая стриптиз: в середине Вика столбиком, по бокам — я и Ира. Четыре руки гуляют по Вике, периодически сталкиваясь. Мы оба понимаем, что вряд Ира с Сергеем захотели просто так посидеть рядом с нами. — Влад, говорит мне Вика, я хочу воды. — Да без проблем, принести? — Я. Хочу. Сама. Пошли. Пить.

Мы аккуратно высвобождаемся из объятий девушки, объясняя, что мы идем что-нибудь выпить. В большом зале есть кулер с холодной водой и кипятком, а так же пакетики с чаем, сахар и лимон. Этот автомат — наше спасение. Как для утоления жажды, так и в качестве предлога, чтобы уйти. — Но вы же придете обратно?! Конечно придем, уверяем мы. Когда-нибудь обязательно. Вот, смотри, мы даже простынку оставляем(конечно, на ней твой парень сидит, попробуй отними). И юбку Вики. И убегаем поговорить. Уже на безопасном расстоянии выясняю, что вике не понравился запах спиртного от девушки, хотя сама она весьма приятная. Забираем юбку и прячемся в БДСМ-комнате. Там есть просто огромная кровать, настоящий траходром. Расстилаем простынь и заваливаемся. Нет, не заниматься сексом. Общаться, рассказывать друг другу о своей работе и ржать в полный голос. Смех замечательно отпугивает чуваков, которые периодически приходят в комнату в надежде присоединиться к кому-нибудь, или просто подрочить на парочку, занимающуюся сексом. Увы, и с тем, и с другим развлечением мы их обламываем — видимо, парочка, которая хоть и обнимается, но обсуждает каких-то общих знакомых и при этом хихикает только над одними им понятными шутками, не возбуждает.

4 утра. Мы уже обсудили все темы, которые пришли нам в голову, вдоль и поперек изучили тела друг друга и вдоволь поиздевались над приходящими мужиками. Оказывается, смех получает лишь третье место по отпугиванию ходоков. Второе место принадлежит хоровому уверению “Мы просто общаемся, секса нет!”. Первое место достается… процессу питья. Я не знаю, почему, но если зашедший мужчина видит пьющую из кружки девушку — он разворачивается и уходит. Всегда. Загадка. Приходим к мысли, что пора покидать сие благословенное место: хочется есть и спать, да и активность явно сходит на ноль: не слышно ни стонов в соседних комнатах, ни музыки со второго этажа. Решаем все-таки заняться сексом напоследок: когда еще нас нелегкая принесет в такое заведение.

Через десяток минут пару соседних комнат потрясает мой вопль: — Мужик, гад, если уж ходишь по комнатам в поисках презервативов, не забирай хотя бы последний! Это я обнаруживаю, что чуваки, которые периодически приходили к нам, выгребли все презервативы из вазочки в нашей комнате.

P.S. Вика читала этот текст первой и не возражает против публикации.