Что такое умение?

February 20, 2020

Подумалось, что умение что-то делать состоит из двух частей — знаний и навыков. Если со знаниями все более-менее ясно, то вот что такое навыки — формализовать сложно.

Я привык к следующему определению: навыки, во многом, это некая матрица коэффициентов важности. Условно, у нас есть список действий для достижения результата. Любого результата, не столь важно. Например, приготовить пирог. В том числе, там есть пункты “перемешать тесто” и “поставить в духовку”.

И вот у первого важность больше — потому что плохо перемешанное тесто будет иметь комочки, а в духовку поставить форму как-то неправильно сложнее. И умение приготовить пирог — это нечто вроде “перемешать тесто(X10), поставить в духовку(X2)”. Казалось бы, в такой формулировке коэффициенты ничем не отличаются от знаний. Однако, там есть три фактора, которые все еще не позволяют передавать умение напрямую.

Первый — это то, что человеческий мозг — вредная и бажная штука, и всегда ставит свой непосредственный опыт (или фантазии о нем, да) выше “чистых” знаний. Вся информация из внешнего мира обладает, плюс-минус, одним уровнем значимости, который по-большему счету, зависит от источника, а не от “разметки” самой информации. Старшему товарищу, который говорит о том, что вот эта тонкость важна, мы доверяем несравненно больше, чем пометке в документации “важно!”, но и то, и другое пасует перед собственным опытом, который мы получаем, обжегшись на этой тонкости, и поняв, что она действительно важна.

Второй это то, что информации, которая составляет даже ту часть опыта, которая “знания”, очень много, а коэффициенты значимости нужны, по-хорошему, к каждой мелочи этого списка. Представьте себе книжку с документацией, в которой каждое слово разного цвета, в зависимости от важности. Нет, сделать, теоретически, можно. Практически — мало кто будет настолько замороченным, чтобы это разметить, и примерно столько же читателей будут это принимать во внимание. Но даже если будут — см. пункт выше: даже принимая во внимание это, мозг все равно больше доверяет своему опыту, и если за игнор важной штуки пару раз не прилетело по голове, с легкостью запишет ее в неважные. Не, ну а чо, все же нормально в прошлый раз было.

И третий фактор — это то, что человеческий язык плохо приспособлен под передачу ощущений, а мозг — под их формализацию и вербализацию. Настолько плохо, что абсолютно нормальным считается бросить человека в воду, чтобы он научился плавать, и смотреть, чтобы он не утонул, чем объяснить ему, как плавать, чтобы он понял. Нам всем кажется это нормальной ситуацией, но условному разумному роботу ситуация покажется дикой — зачем тратить ресурсы на перевыработку данных, которые уже готовы у кого-то? Надо взять и адаптировать под свои условия.

Но человек настолько ограничен в коммуникации, что способен передать языком лишь малую часть информации, к которой добавляется часть в виде картинок, видео и “смотри, как я делаю”, и еще часть — под выработку индивидуальной информации для обучения на основе замеченных ошибок. Остальное — это квалиа, то, что нельзя передать, а можно только почувствовать на своей шкуре.

Например, учась плавать, вы получаете огромное количество информации от рецепторов кожи, и мозг действительно может ее использовать для того, чтобы плавать эффективно. Однако, вся эта информация кодируется не на уровне сознания, а на уровне рефлексов. Вы даже не осознаете эти рефлексы, и уж точно не сможете описать в виде “если рецепторы в таком-то месте на коже сообщают о давлении, рукой надо двигать немного по другому”.